Что происходит с EX.ua?

Юрис Писковой,Ex.ua,

Кроме того, Писковой поделился своим видением относительно того, почему в украинской сети так мало авторизированного контента.

Какие цели преследовали лица, которым в феврале удалось прервать работу ресурса?

Как известно, заведенное уголовное дело еще не закрыто. Я смогу рассказать об этом поподробнее, когда дело будет доведено до конца. Могу сказать, что в ситуации с Ex.ua можно провести практически аналогию с историей, которая произошла с популярным ресурсом Megaupload, когда его пытались закрыть. В результате, как мы видим, история с Megaupload не завершена. И у этой акции количество сторонников и противников разделилось.

источник фото: 24tv.ua

Обыскивали ли офис Ex.ua?

Мы всегда говорили, что офиса EX.ua в Украине нет. Есть только часть серверов, которые хранятся в нескольких датацентрах операторов. Кроме того, часть модераторов ресурса работают на аутсорсинге или по своей инициативе.

Как отреагировали пользователи на временное приостановление работы ресурса?

А как вы думаете, они бы себя повели, когда около 900 тысяч их них – это зарегистрированные пользователи, которые используют ресурс в своих нуждах. Естественно, в первый месяц это был шквал обращений, пользователи требовали восстановить свои данные.

На ресурсе лежало очень много коммерческого контента. Он часто использовался для хранения и пересылки готовых продуктов продакш-студий, например.

Насколько сократилась аудитория Ex.ua, после февральского отключения файлообменника от сети?

Аудитория сократилась вдвое. Если раньше дневная аудитория ресурса составляла 1,3 млн человек, то теперь она составляет около 700 тыс пользователей. И прирастает вялыми темпами. Чтобы восстановить ее, понадобится 1-1,5 года. Куда делись наши посетители? Наверно, нашли себе достойную замену (или приобрели лицензионный контент). До закрытия EX.ua преобладал на рынке и вытеснял другие аналогичные ресурсы. В итоге, он мог остаться один. А соответственно, и решать вопросы сотрудничества с правообладателями было бы проще и понятней.

Сейчас появилось и продолжают появляться очень много похожих ресурсов, потому как НТП не остановить никакими запретами. Возьмите, к примеру, Skype, который победил технологически. В его сторону также в свое время неровно дышали большие телефонные операторы. Вопрос жизнеспособности файлообменников – это также вопрос времени.

Какой трафик генерировал ресурс в Украине?

Это далеко не те 15%, которые показывала статистика UA-IX. По большому счету, EX.ua сам являлся крупнейшей точкой обмена трафиком. Как результат, Украина в январе вышла по данным Netindex в мире на первое место и качество трафика, а в марте уже свалилась на пятое.

EX.ua «разогнал» украинский интернет раза в четыре больше по скорости передачи данных. Поэтому в феврале и начались проблемы в работе украинской сети — произошел существенный перекос, исчез мощный ресурс, и скорость передачи данных изменилась. Трафик – как вода — невозможно перенаправить его безболезненно в новое русло и поставить где-то заглушку. Нужно время на восстановление.

Какие у EX.ua затраты на поддержание ресурса?

Могу сказать, что в среднем удовлетворение запросов по хранению и обмена информации одного пользователя обходится в 1 доллар. Ресурс было одним из самых больших генераторов трафика на территории Украины.

Продолжаете ли Вы сотрудничество с правообладателями контента?

Да.

Кроме того, мы подписываем разные договора, например, с радиостанциями. Сотрудничаем с несколькими заинтересованными телеканалами.

На сегодняшний момент многие правообладатели пересматривают свое отношение к правам на механические носители (диски) и все больше интереса проявляют к электронному контенту. У многих в ближайшие несколько лет в планах его активное продвижение, хотя до последнего времени многие об этом даже не задумывались

Мы всегда готовы взаимодействовать с правообладателями, в случае, если они находят на нашем сайте свой контент. Если он размещен неправомочно, то к нему доступ блокируется. Если правообладатель хочет разместить продукт, то мы готовы обсуждать любые условия сотрудничества.

В Украине за последние несколько лет появилось большое количество устройств, (планшеты, iPhone и пр) которым просто необходим электронный контент, а крупных легальных площадок, которые могут удовлетворить спрос их обладателей, практически нет.

А как же появившиеся онлайн-кинотеатры oll.tv, Megogo.net и divan.tv?

Это первые шаги, которые делают эти площадки. На легализацию тратятся огромные деньги. Только крупные инвесторы готовы пойти на такой риск. О гарантии возврата вложенных средств в данных проектах в ближайшей перспективе говорить сложно. На украинском рынке только формируются условия для полноценной работы этих площадок (объем интернет-рекламы в Рунете — миллиард долларов, а в Уанете — 37 млн)

Megogo каким-то образом связан с Ex.ua?

Нет, это совершенно разные проекты.

Почему, на ваш взгляд, легализация контента в Украине происходит так медленно?

Это связано с отсутствием желания у крупных американских мейджеров что-то менять. Выбрана тактика давления. Поэтому Ex.ua и находится в числе самых вредоносных пиратских сайтов в мире.

Украинские законодатели еще не выработали стратегию, как контролировать этот процесс. Специалисты, которые должны в этом разбираться, не всегда видят разницу между механическими правами и электронными.

По наш мнению, реальный правообладатель – это тот, кто здесь на территории страны создает продукт, продает его. Например, Microsoft. Я могу перейти через дорогу в его офис и вступить с ними в диалог.

А когда мы перед показом фильмов видим предупреждения ФБР, который информирует нас о том, какие санкции нам угрожают, то мы думаем, что это не совсем правильно. Это прерогатива украинских служб, а никак не американских. Все-таки давайте говорить о том, что Украина это, образно говоря, некий супермаркет, и права торговли должны устанавливаться взаимовыгодные.

Вы планировали ввести минимальную подписку на авторизированный контент Ex.ua. Есть ли продолжение у этой идеи?

Все, что касалось подписки, предлагалось правообладателям. Мы предлагали это как один из вариантов монетизации два года назад, в том числе и департаменту интеллектуальной собственности и торговому представителю США. У нас был четко просчитанный бизнес-план. Мы предлагали прозрачную модель, что воспринималось как нонсенс. Бизнес-интересы были другие.

Почему американские правообладатели так поступают? Почему игнорируют ваши предложения?

Между нами и американскими мейджерами существует прослойка успешных юристов и адвокатов, которые на судебных делах об авторском праве зарабатывают деньги. Представьте, что при заключении крупных договоров 2/3 суммы нужно потратить на их юридическое сопровождение. Таким образом, большинство контента до сих пор недоступно. Эпоха дисков прошла, а стоимость мультимедийных файлов в сети не меняется, несмотря на то, что дополнительных затрат на изготовление и продажу дисков уже нет.

Скажите тогда, почему до сих пор такой ресурс как Megaupload c посещаемостью в 150 млн пользователей и своими разнообразными инициативами монетизации контента не смог договориться ни с кем? Даже при беглом подсчете, собирая хотя бы по одному доллару в месяц с пользователя, правообладатели получили бы существенную сумму за год. Почему выгодней угрожать и сражаться, а не договориться?

В свое время Стив Джобс говорил перед смертью своему приятелю: ни в коем случае не доведи киноиндустрию, до того состояния, как музыканты довели музыкальный бизнес. Ищи любые новые каналы продаж.

Кстати, многие считают, что самый большой пиратский ресурс на сегодняшний момент – это YouTube. Об этом говорят постоянные суд претензии. Почему никто в США его не думает закрыть? Может быть, потому что он стоит десятки миллиардов и приносит сотни миллионов своим инвесторам и акционерам? А вы знаете, что любой акционер рано или поздно становится избирателем. Может как раз поэтому многие конгрессмены и изменили свое отношения к антипиратским инициативам CIPA ( Children?s Internet Protection Act) и PIPA (PROTECT Intellectual Property Act) . Налицо двойные стандарты.

Стратегия Ex.ua каким-то образом отличается от таких новых VOD-проектов, как oll.tv, Megogo, divan.tv и пр?

Это абсолютно разные проекты. Нельзя сравнивать файлообменник и, например, Tvigle или какой-то другой легальный онлайн-кинотеатр. У EX.ua вообще была другая концепция. Это изначально было файлохранилище с возможностью хранения любого контента до тех пор, пока он не был бы оспорен третьими лицами. Мы считаем, что именно таким образом все споры могут быть разрешены цивилизованным путем.

Но наше хранилище файлов по своей сути было превращено в некое подобие онлайн-кинотеатра самими пользователями. Это в свое время избавило украинских интернет-провайдеров от торрент-файлов, которые перегружали сети.

У нас был включен, как одна из функций, онлайн-плеер. Его основное предназначение – это ознакомление с файлом, а не использование в качестве онлайн-проигрывателя. Но это привело к тому, что количество закачек фильмов сократилось на 80%. И люди стали смотреть кино в онлайн-режиме.

А если в Украине будут вводиться запреты на обмен файлами, то, в конце концов, это приведет к тому, что школьники будут обмениваться четырехтерабайтными винчестерами с фильмами, приходя друг к другу в гости. Или будут находить другие способы обмена.

Поговаривают, что Ex.ua до закрытия приносил много денег его собственникам…

Я читаю в интернете статьи. В них в свое время публиковались некоторые вещи, которые подавались как истина. Но они не увязывались с логикой. Постоянно появлялась информация о баснословной прибыльности ресурса. Но это вызывало улыбку у специалистов, так как если соотнести расчеты журналистов с данными по реальному рынку интернет-рекламы, то получается, что EX.ua впереди планеты всей – генерирует 40% от всего его оборота. Никто не берет во внимание то, что ресурс очень затратно содержать.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *