Эллисон: «Мы понимаем, что могли добиться большего»

Эллисон

Вопрос: Какой момент первой половины сезона вам дорог больше всего?

Джеймс Эллисон: Хороших моментов было немало, но максимум удовольствия мне доставила квалификация в Мельбурне. Перед началом сезона мы предполагали, что у нас неплохая машина, но ни в чем не были уверены до первой квалификации и первой гонки. Когда Роман Грожан завершил свой быстрый круг в финальной сессии, я понял, что наша работа в межсезонье принесла свои плоды, и мы сможем отыграться после сложного предыдущего сезона. Стало ясно, что мы доставим немало беспокойства соперникам, и что впереди хороший сезон.

Вопрос: А был ли момент, который вы считаете самым плохим?
Джеймс Эллисон: Пока таким моментом я считаю поломку шасси, случившуюся в первый день тестов в Барселоне, когда к работе приступил Роман. В течение 12-ти часов я даже не был уверен, что мы успеем починить машину к первой гонке.

Пропуск тестов – уже достаточно неприятная ситуация, но если не выйти на старт первой гонки – это была бы полная катастрофа. И только когда мы разобрались в причинах проблемы и поняли, как ее устранить – только тогда жизнь начала возвращаться в нормальную колею.

Вопрос: Был период, когда вы сильнее всего нервничали?
Джеймс Эллисон: Поломка шасси, о которой я только что рассказал, нас очень напугала. Подобного никому не пожелаешь!

Может быть, вы также ждете, что я упомяну недавний острый момент между Кими и Романом в 1-м повороте Хунгароринга, но я не считаю, что он был особенно опасным, поскольку я его не видел.

Я находился на пит-уолл, но следил за результатами прохождения кругов и телеметрией. По радио я слышал, что инженеры предупреждали своих гонщиков: «тебе предстоит борьба с напарником». В общем, я знал, что будет очень интересно. Но наши пилоты благоразумны, и я не ожидал никакой драматической развязки. К тому моменту, когда я узнал, что на входе в поворот они сошлись очень близко, все было уже позади, так что пугаться было поздно…

Вопрос: А чем вы больше всего гордитесь?
Джеймс Эллисон: Понятно, что бывают моменты, когда гонщику на твоей машине удается подняться на подиум, и тогда ты испытываешь гордость за команду. Но это эфемерные чувства, которые быстро вытесняются волнением по поводу следующей гонки.

Но чем я действительно по-настоящему горжусь, так это работой в Энстоуне, тем, что я вхожу в группу единомышленников, которым за последние годы пришлось пережить немало штормов, но мы не сдавались.

Нас не раз списывали со счетов, но у команды было глубокое внутреннее убеждение, что это несправедливая оценка. Здесь собрались абсолютно фантастические люди, которые умеют трудиться, у которых единая цель: доказать всем, на что способен этот коллектив. У нас два очень сильных гонщика, и мы видим, что все инвестиции и усилия, предпринятые как владельцами команды, так и всеми сотрудниками, начинают приносить плоды. И я очень горжусь, что тоже участвую в этом процессе.

Вопрос: Чего вы ждете от второй половины сезона?
Джеймс Эллисон: Прежде всего, мне хочется увидеть, как будет разворачиваться борьба в обоих зачетах чемпионата. Мы уверенно зарабатываем очки, и у нас по-прежнему остаются шансы на победу и в личном зачете, и в Кубке конструкторов. Но, несмотря на то, что по числу очков, завоеванных после Монако, мы опережаем любую другую команду, мы также понимаем, что явно могли добиться большего, учитывая скорость машины и способности гонщиков.

Кими Райкконен и Роман Грожан настроены по-боевому, и я, глядя на календарь чемпионата, думаю: «наша машина должны неплохо справиться с этой трассой, и с этой тоже, и с этой…»

Та часть меня, которая думает о сохранении семьи, голосует за августовский перерыв, но есть и другая часть, весьма значительная, которая хочет сразу перейти к продолжению сезона, чтобы преследовать лидеров и посмотреть, сможем ли мы навязать им борьбу.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *